STUDIUL ARTELOR ŞI CULTUROLOGIE: istorie, teorie, practică – Nr. 3 (26), 2015

REVISTA
Nr.3 (26), 2015
Cuprins
ИМРОВИЗАЦИЯ – ОДНА ИЗ ФОРМ СОВРЕМЕННОГО ТАНЦА, РАЗВИВАЮЩАЯ ТВОРЧЕСКУЮ ИНДИВИДУАЛЬНОСТЬ ТАНЦОВЩИКА
ARTICOL

ИМРОВИЗАЦИЯ – ОДНА ИЗ ФОРМ СОВРЕМЕННОГО ТАНЦА, РАЗВИВАЮЩАЯ ТВОРЧЕСКУЮ ИНДИВИДУАЛЬНОСТЬ ТАНЦОВЩИКА

IMPROVIZAŢIA – O FORMĂ A DANSULUI CONTEMPORAN, CARE DEZVOLTĂ PERSONALITATEA CREATOARE A DANSATORULUI

IMPROVISATION – A FORM OF CONTEMPORARY DANCE THAT DEVELOPS THE DANCER’S CREATIVE PERSONALITY

MARINA LAŞCHINA,

lector universitar, Academia de Muzică, Teatru şi Arte Plastice

Данная статья посвящена проблеме развития танцевальной импровизации в современном танце и ее ис­пользованию в развитии творческой индивидуальности танцовщика. Импровизация рассматривается так же как идеал „чистых”, „природных” движений, которые рождаются из творчества конкретного человека. Анализи­руется связь импровизации с такими понятиями как: случайное, переходное, мимолетное, „танец в настоящем”.

Ключевые слова: танцевальная импровизация, аутентичное движение, свободный танец, танец модерн, творческий поток, танцевальное переживание, выразительный танец

Acest articol este dedicat dezvoltării improvizaţiei în dansul contemporan şi dezvoltării personalităţii creatoare a dansa­torului. Considerăm ideea improvizaţiei ca un ideal, prin mişcări curate şi naturale, care se nasc din creativitatea individului. Improvizaţia este strâns legată de conceptele cum ar fi aleator, tranzitoriu, trecător sau dansul în prezent.

Cuvinte-cheie: improvizaţia de dans, mişcarea autentică, dans liber, dans modern, curent artistic, experienţa de dans, dans expresiv

This article is devoted to the development of dance improvisation in contemporary dance and the use of improvisation in the development of the dancer’s creative personality. We consider the idea of improvisation as an ideal of „pure”, „natural” movements which have their origin in the creativity of a particular person. The author analyzes the connection of improvisa­tion with such concepts as random, transient, fleeting, „dance in the present.”

Keywords: dance improvisation, authentic movement, free dance, modern dance, creative flow, dance experience, ex­pressive dance

Импровизация в переводе с латинского „improvisus” обозначает „неожиданный”, „внезап­ный”. Импровизация как явление многослойное и неоднозначное отличается большим разно­образием определений и подразумевает под собой мгновенность, отзывчивость, взаимодей­ствие, процесс, исследование. Импровизацию часто называют „танцем в настоящем”, спонтан­ной хореографией. Тем не менее, любая импровизация имеет свои рамки и подчиняется опре­деленным законам, которые устанавливает выбранная для импровизации тема.

Импровизация является прежде всего исследованием: возможностей тела, аспектов движения, пространства, фантазии, воображения. Кроме того, импровизация – это способ познания себя, са­моутверждения, самовыражения не только для хореографа или педагога, но и для танцовщика.

Импровизация подразумевает глубокую внутреннюю работу, требует развития лично­сти, индивидуальности, и этим отличается от „чистой” техники танца. Импровизация требу­ет, особого отношения к своему телу, к личной истории, внутренним импульсам, которые ста­новятся, в каком-то смысле, „соавторами” импровизационного танца [2].

Еще один аспект и то, что импровизация в любой своей форме и проявлении – это один из источников новых движений, танцевальной лексики, техник, новых идей и принципиаль­но нового видения хореографии. Стив Пэкстон, хореограф, благодаря которому появилась и стала развиваться современная хореографическая импровизация, утверждал: „Я нахожу, что импровизация хороший компаньон для танцевальной техники, она спасает ее от смерти. Под смертью я понимаю отсутствие вопросов. В импровизации вопросы никогда не иссякают” [5].

Импровизация – это сочинение в режиме on-line, здесь и сейчас, в процессе исполнения. Опыт профессиональной сценической импровизации в современной хореографии, а также импровизации как составляющей обучения, и даже как способа мышления и мировоззрения, основывается на многообразных принципах танца модерн и contemporary dance. В то же время импровизации свойственна свобода формотворчества. Тем не менее, настоящая свобода всег­да связана с самоограничениями и четко поставленной задачей, поэтому импровизация слож­на, многогранна и интересна.

Существует несколько подходов, методов и даже теорий танцевальной импровизации. В Европе и Америке в настоящее время труппы или танцевальные фестивали устраивают им­провизационные перформансы. Есть даже труппы, в которых импровизация является осно­вой творческой жизни и сценической практики.

Импровизация – это разговор с самим собой, во время которого возникают вопросы и от­веты. В отличие от традиционного представления о структуре хореографического действия, нет необходимости заранее готовить танцевальный материал, он рождается во время движе­ния. Есть только общая идея, то, о чем хочется сказать, и в точный момент и в нужное время это выражается через танец. Поэтому существует множество путей выразить свои мысли, эмоции, свой внутренний мир, и всегда есть возможность выбора. Обычно есть несколько идей, которые интересует импровизатора. Стив Пэкстон отмечал: „Я думаю о моем пространстве, о его грани­цах… Я думаю о Пространстве в моем теле, о Пространстве внутри моего скелета. Я думаю о све­те, о зрителях, о музыке, о сценической площадке… И все это вместе становится вопросом, на ко­торый я нахожу ответ во время танца. Очень важно задавать себе вопросы…” [6].

Одной из обучающих форм импровизации является контактная импровизация – форма движения в дуэте. Два человека двигаются вместе, в соприкосновении, поддерживая спонтан­ный телесный, физический диалог через кинестетические чувствительные сигналы распреде­ления веса и инерции. Тело по мере осознания ощущений инерции, веса и баланса учится рас­слабляться, освобождаться от излишка мышечного напряжения и отказываться от некоторо­го количества намерений и волевых установок для того, чтобы не противоречить естествен­ному ходу вещей и находится в „потоке”. Такие навыки как падение, перекатывание и нахож­дения вверх ногами исследуется телом, и ведут его к сознанию своих естественных двигатель­ных возможностей. Несложные и ясные дуэтные упражнения в процессе обучения позволя­ют парам находить основные принципы взаимодействия с партнером и фокусировать внима­ние на базовых технических моментах – поддерживать и принимать вес другого человека, от­давать ему свой вес, что помогает использовать эти навыки в импровизации в зоне партера и в высоких поддержках. В процессе практики эти упражнения и ощущения вводятся в сферу органического движения тела, становится доступными ему, при этом возникает возможность находиться в энергетическом потоке, а также отталкиваться и взаимодействовать от энергети­ческого потока партнера. Становится очень важным развить ловкость, чувство баланса, что­бы они могли работать в динамике, при физической дезориентации и гарантировать безопас­ность, полагаясь при этом не только на один инстинкт самосохранения. Контактная импрови­зация – это путь, способ быть вместе и взаимодействовать подчас на чисто физическом уров­не. В таком танце необходима постоянная концентрация на физических, телесных ощущени­ях момента изменения веса, равновесия и неподвижности. Сила и частота усилия концентра­ции стимулирует взаимодействие в танце с другим человеком. В контактной импровизации много возможностей для творчества. Так как внимание уделяется не на внешние формы, не на то, как эффектно выпрыгнуть или провернуться, а на внутреннее ощущение партнера, общего пространства и времени. То есть танец рождается изнутри танцующих, из первичного поры­ва. Это умение – находиться здесь и сейчас, быстро реагировать на ситуацию, тут же спонтан­но и интуитивно принимать решения. В контактной импровизации находки в движении воз­никают как взаимодействие законов физики с живой структурой тела. Но эти находки в дви­жении сами по себе не обязательно вызывают самый большой интерес при наблюдении дуэта. Контактная импровизация конструирует формальные условия для наблюдения индивидуаль­ных спонтанных реакций на неожиданные и непривычные физические обстоятельства.

К концу двадцатого столетия импровизационная практика расширилась до разнообраз­ных больших форм. Начиная с простого представления процесса импровизации как таково­го и до сложно структурированных импровизаций, не уступающих по сложности изощренной хореографии. „Ежедневно меняющийся продолжающийся проект” Ивонн Райнер представ­лял собой репетицию на сцене, где выступление в стиле контактной импровизации продолжа­лось много часов в галереях. Зрители при этом могли входить и выходить по своему желанию.

Со временем появились и другие способы использования импровизации во время высту­пления. Например, сольная импровизация и ансамблевая импровизация.

В сольной импровизации необходимо умение отдаться потоку энергии и чувствовать каж­дое движение изнутри на биологическом уровне. Интересна в этом плане импровизационная техника Gaga, хореографа и художественного руководителя израильской танцевальной ком­пании Batsheva Dance Company Охада Нахарина, которая подразумевает развитие способно­сти человека ощущать себя не на уровне сочленений, а на уровне клеток кожи. Когда чувстви­тельность проявляется не в частях тела, а на молекулярном уровне, и создается такое внутрен­не ощущение, что ты одновременно внутри себя, и одновременно ты снаружи. Когда танцов­щик чувствует не только идею, не только находится в задаче, но и чувствует свое тело и про­странство, в котором находится, и все это происходит одновременно. Некоторые артисты, не­смотря на постоянную сольную практику, создавали групповые работы, другие работают пре­имущественно в соло или с музыкантами. Соло-импровизатор полностью отвечает за форму и структуру танца, часто создавая танец только в присущем ему стиле, который невозможно передать другому танцору.

Групповая импровизация требует внимания и чувствительности к другим перформерам и предусматривает структуру и технику, помогающую их взаимодействию. Например, Кеннет Кинг, американский танцовщик и хореограф эпохи постмодерна, использовал таблицы для ор­ганизации пространства в своих танцах. Хореографическая импровизационная техника аме­риканского танцовщика Ричарда Булла, основывалась на аналогичной практике джазовых му­зыкантов и огромном разнообразии танцевальных сценариев. Американский танцовщик и хо­реограф Дуглас Данн, комбинировал поставленные последовательности движений с выбором танцора, когда и где в пространстве будет воплощена эта последовательность.

Эти примеры представляют различные стили движения, визуальной организации и ис­точников танца в контексте импровизационного перформанса. И во всей этой работе процесс является более интересным, чем конечный результат. В отличие от произведений искусства, которые могут покупаться и продаваться, или от выступлений, „зафиксированных” на телеви­дении и в кино, живой перформанс – это явление момента: преходящее и эфемерное. И каждый показ, представление неповторимы, и в большинстве случаев, как правило, отличаются от предыдущего. Таким образом, импровизация как танцевальное направление, возникшее в эпоху постмодернизма, имеет свою теоретическую базу, различные школы, которые приумно­жаются и развиваются. Импровизация помогает по-новому взглянуть на движение, танец не только профессиональным хореографам или танцорам, но и обычным зрителям.

Библиографические ссылки

  1. Танцевальная импровизация. Теория, история, практика. Сост. Гиршон А. Москва, 1999.
  2. ВАСЕНИНА Е. Российский современный танец. Диалоги. 1-е изд. Москва: Emergency Exit, 2005.
  3. ВЕСЕЛОВА С. От классической системы танца к модерну.B:Притяжение. Российский вестник кон­тактной импровизации.№ 6, 2003.
  4. LEPKOFF D. Contact Improvisation. In: Contact Quarterly. Vol. II, #4.
  5. PAXTON St. The Small Dance.In: Contact Quarterly. Vol.III, #1.
  6. PAXTON St. A Short History. In: Contact Quarterly. Vol.V, #3/4.