STUDIUL ARTELOR ŞI CULTUROLOGIE: istorie, teorie, practică – Nr. 3 (26), 2015

STUDIUL ARTELOR ŞI CULTUROLOGIE: istorie, teorie, practică – Nr. 3 (26), 2015

REVISTA
Nr.3 (26), 2015
Cuprins
КАТЕГОРИЯ „ДОМ” В АНТРОПОЛОГИЧЕСКОМ ПРОСТРАНСТВЕ КУЛЬТУРЫ
ARTICOL

КАТЕГОРИЯ „ДОМ” В АНТРОПОЛОГИЧЕСКОМ ПРОСТРАНСТВЕ КУЛЬТУРЫ

CATEGORIA „CASĂ” ÎN SPAŢIUL ANTROPOLOGIC AL CULTURII

THE CATEGORY „HOME” IN THE ANTROPOLOGICAL SPACE OF CULTURE

TATIANA COMENDANT,

conferenţiar universitar, doctor în sociologie, Academia de Muzică, Teatru şi Arte Plastice

ECATERINA IUDINA,

lector superior, Academia de Muzică, Teatru şi Arte Plastice

В настоящей работе рассматривается категория «Дом» в антропологическом пространстве культуры. Ав­торы анализируют типологию сущности человека в историческом культурном пространстве. В статье рассма­тривается смысловая повторяемость архетипов категории «Дом» в архаических формах общественного созна­ния, таких как мифология, фольклор, и.т.д. Значительное внимание авторы уделяют трактовке этой категории в религиозных священных текстах. Особое место занимает в материале характеристика процесса трансформа­ции категории «Дом» в современной реальности.

Ключевые слова: категория «Дом», антропологическое пространство, культура, человек, архетипы кате­гории «Дом», миграция, мигранты

În lucrarea dată este studiată categoria „Casă” în spaţiul antropologic al culturii. Autorii analizează tipologia naturii omului în cadrul spaţiului cultural-istoric. Articolul subliniază, de asemenea, repetarea semantică a arhetipurilor categoriei „Casă” în formele arhaice ale conştiinţei sociale, precum: mitologia, folclorul etc. O atenţie deosebită se acordă tratării acestei categorii în textele sfinte religioase. Un loc aparte ocupă în articol şi caracteristica procesului de modificare a categoriei „Casă” în realitatea contemporană.

Cuvinte-cheie: categoria „Casă”, spaţiu antropologic, cultură, om, arhetipurile categoriei „Casă”, migraţie, migranţi

The present work considers the category „Home” in the anthropological space of culture. The authors analyze the typology of human nature within the cultural-historical space. The article also underlines the semantic recurrence of the archetypes of the category „Home” in the archaic forms of social conscience such as: mythology, folklore etc. Special attention is given to the treatment of this category in holy religious texts. Emphasis is laid on the characteristic features of the process of modifying the category „Home” in contemporary reality.

Keywords: the category „Home”, anthropological space of culture, man, archetypes of the category „Home”, migration, migrants

Обращение к данной проблематике вызвано тем фактом, что происходит стремительное отчуждение человека от реальной жизни. Он уже сегодня оттеснен современной техникой от традиционной жизни, уклад которой формировался тысячелетиями. Мир все реже и реже предстает в человеческих измерениях.

Намного чаще можно слышать такие понятия как «человеческий фактор», «человеческий ка­питал», сводящие значимость живого человека, теряющему свою человеческую идентичность.

Есть смысл обращаться к антропологической проблематике, к построению антропологи­ческого пространства, смыслом и целью которого является человек. Антропологическое про­странство по определению – «это социальная среда, обусловливающая существование и раз­витие человека» [1, с.29]. Фундаментальные образы влияют на духовно-душевно-телесную сферу человека, дают импульс поступкам, действиям, поведению, становятся источником ре­альных жизненных ценностей.

Антропологическое пространство обладает определенными признаками, по которым ста­новится возможным судить о его создании. Н.Е. Щуркова выделяет «благоприятную атмосфе­ру», способствующую позитивному развитию субъекта, и «неблагоприятную», препятствую­щую восхождению человека на «уровень культуры» [2, с.112].

Атмосфера страха, зажатости, неуверенности, униженности является неблагоприятной для развития, тормозит, не позволяет индивиду смело браться за дело, порождает сомнения в своей ценности для окружающих. О.Ф. Больнов рассматривал «антропологическую атмосфе­ру» как совокупность эмоциональных условий. «Антропологическое пространство – это оче­ловеченное пространство: в нем все от человека, для человека, во имя человека» [3, с.138].

Высказанные понятия подводят нас к важнейшей архетипической категории «Дом», кото­рое неразрывно связано с категорией антропологического пространства культуры.

В разные времена под этим понятием понимались достаточно разнообразные вещи. Как ни парадоксально, в наше время нет науки или области знаний, которая рассматривала бы «Дом» целиком, во всех его многочисленных аспектах, исходила бы из целостного подхода к нему.

В историко-философской ретроспективе чаще всего выделяются следующие типы пони­мания «Дома»:

– космологический, где в качестве «Дома» человека рассматривается космос, Вселенная, природа;

– социологический, где «Домом» человека является общество;

– спиритуалистический, где «Домом» человека признается духовный мир человека-индивида, его экзистенциальная субъективность;

– коммуникативный, где «Домом» человека выступает общение;

– герменевтический, где «Домом» человека выступает язык.

Различаются и другие типы понимания понятия «Дом», которых имеется достаточное множество.

Проблематика «Дома» входит в предметное содержание философской антропологии, по­скольку «Дом» является фактором антропосоциогенеза, связан принципом соответствия с по­ниманием сущности человека и включен в три стратегии существования человека: когнитар-ности, экзистенциальности и трансцендентальности.

Наряду с другими архетипами «Дом» присутствует в различных объективациях духовной культуры. Они широко представлены в мифологии («Дом-отчизна (родина)», «Дом-семья») и фольклоре, и т.д., в текстах Священных Писаний мировых религий (Библия, Коран, Трипита-ка). В архаичных моделях мира «Дом» не столько представлял собой определённое простран­ство, сколько становился моделью универсума. «Дом» был святыней и твердыней, противосто­ящей враждебному хаосу внешнего мира, он имел свою душу, жил, существенно влияя на судь­бы своих обитателей, т.к. «Дом» это не только стены, это еще особая атмосфера, в которой пре­бывает человек. «Реальность здания заключается не в четырех стенах и крыше, а во внутреннем пространстве, пространстве, предназначенном для жизни в нем», – говорил Лао Цзы [4, с.3].

«Дом» и все связанное с ним являются краеугольным камнем любого человеческого обще­ства. Жилище, стиль жизни в нем, формируют человека, а затем уже человек формирует соци­альные, экономические, политические реалии.

Понятие «Дома» тесно сопряжено с понятиями постоянства и традиции. «Дом» являет­ся самым часто встречающимся словом в Библии. Традиционное понятие дома символизиру­ет устойчивое единственное место, недвижимость как таковую, связанную с землей и памя­тью предков.

Наиболее близким к целостному понятию «Дома» является выражение: «Дом – родовое гнездо». Оно подсказывает главный вывод – дом есть место, в котором возможно устойчивое существование человека в течении многих поколений. Словосочетание «родной дом» вызыва­ет ряд ассоциаций: род, родиться, родословная. Это указание на то, что «Дом» связан с семьей, с ее жизнью в течение многих поколений.

Отсюда следует определение «Дома» как убежища, способного обеспечить одной или не­скольким семьям устойчивое существование во многих поколениях. «Дом» – наиболее полное отражение всех культурных достижений эпохи.

На территории Республики Молдова зафиксированы поселения людей эпохи неолита, т.е. 6-5 тысячелетней давности. Эпоха становления молдавского государства сформировала ту са­мую основу которая послужила формированию тех архетипов которых мы говорили выше. Антропологическое понятие глубоко вошло в плоть и кровь молдавской культуры, её предста­вителей, народа нашей страны.

Достаточно познакомиться с творчеством таких мастеров изобразительного искусства как М. Греку, В. Крецу, Ю. Канашин, A. Колыбняк, И. Морару, а также молодых художников – И. Жабинский, М.Сербинов, с произведениями талантливых композиторов, поэтов и писателей, такие как Е. Дога, Г. Мустя, К. Руснак, Г. Виеру, Д. Матковски, Н. Дабижа и многих других из­вестных мастеров, чтобы ощутить в их творчестве тему человека, его среды – дома, земли – тех вечных ценностей, которые формировались у нас веками. И всегда центром антропологиче­ского пространства и в мыслях и творчестве был «Дом» – колыбель культуры нашего народа.

Вместе с тем, глобальные перемены которые происходят на постсоветском пространстве и в целом – во всем мире приводят нас к мысли о смещении некоторых ранее устоявшихся пред­ставлений о «Доме», как категории в антропологическом пространстве. На это влияет множе­ство факторов, которые в рамках настоящего материала не могут быть рассмотрены во всем многообразии с присущими им особенностями.

Однако мы можем указать на некоторые из них. Прежде всего, это возросшая коммуника­бельность, которая позволяет современному человеку передвигаться на огромные расстояния за короткие промежутки времени. Многие люди покидают свой «Дом», в котором жили и рос­ли не только они, но и их предки. Причины могут быть разнообразны:

– Это поиск работы, что связано с потребностью прокормить семью, социальные усло­вия, которые могут быть более привлекательными в других местах проживания.

– Возможность получения образования более статусного, чем предлагает отечественная система.

– Доступ к более прогрессивной медицине, получение более качественных услуг в этой области.

– Межэтнические отношения, которые в повседневной жизни ставят определенные группы населения в сложные ситуации.

– Духовно-нравственные запросы человека и наличие огромных пластов культуры на­копленной человечеством в целом, которые также стали доступны благодаря комму­никативному импульсу и всемирному информационному полю благодаря современ­ным технологиям и, в частности интернету;

– Военные конфликты, которые уже сегодня многими исследователями трактуются как побудительный мотив к новому массовому переселению народов и др.

Особо ощущают эти процессы небольшие страны и народы, которые мобильно и пластич­но входят в мировое динамичное пространство.

Миграция в Республике Молдова обладает практически всеми вышеперечисленными чер­тами за исключением фактора военного конфликта, который, тем не менее, имел место в на­чале 90-х годов прошлого века, и существенно повлиял на миграционные процессы в стране.

Тут мы считаем необходимым увязать тему нашей статьи с материалами исследований, которые были произведены в нашей стране и за рубежом. По нашему мнению это непосред­ственно указывает на трансформацию категории «Дом» в сознании людей населяющих нашу страну, при этом мы исходим из тезиса, что «ДОМ» – ЭТО МИР, КОТОРЫЙ НАС ОКРУЖАЕТ.

На этот процесс, согласно этому утверждению, который во многом отличается от тради­ционного, ранее принятого, в наше время влияет «великое переселение народов» или как се­годня принято говорить – проблемы миграции.

Согласно данным IASCI-CIVIS (Internation Agency for Source Country Information – Centrul de Analiză şi Investigaţii Sociologice, Politologice şi Psihologice) за 2010 год, подавляющее число молдавских мигрантов несмотря на высокий уровень образования и профессиональной ква­лификации, в странах миграции берутся за неквалифицированную работу, что приводит к си­туациям, для которых характерно выполнение работ, не соответствующих квалификации и потеря квалификации [5, с. 12].

Молдавские мигранты состоят из экономически активной части населения. Характерной чертой молдавских мигрантов является их относительно молодой возраст. Еще одна отличи­тельная особенность молдавской миграции – массовый отъезд специалистов из различных сек­торов национальной экономики, что ведет к феномену утечки «мозгов» из страны. Среди тех, кто уезжает, доля интеллектуалов составляет 18%; до миграции эти люди работали в Молдове в качестве инженеров, докторов, учителей, юристов и экономистов. Началось непрерывное сни­жение количества ученых, и в последующие годы это снижение лишь ускорялось [5, с.13].

Среди механизмов, стимулирующих миграцию, можно назвать несколько факторов «вы­талкивания и притяжения». Во многих исследованиях подчеркивается, что миграция из Мол­довы в немалой мере обусловлена экономическими причинами (фактор выталкивания, для более чем 72% мигрантов) [5, с.15]. Исследования Европейского Фонда Образования, показы­вают, что молдавских мигрантов в основном «выталкивают» за границу бедность, отсутствие адекватных возможностей для трудоустройства, низкие зарплаты и нестабильная экономиче­ская ситуация.

«Факторами притяжения» к странам СНГ, побуждающими граждан Молдовы уезжать из страны, являются, главным образом, следующие: более высокий уровень дохода в принимаю­щих странах; более высокий уровень жизни; расширенные возможности для личного разви­тия и наличие «успешных» мигрантов и созданных ими социальных сетей за границей (род­ственники, знакомые и близкие друзья) [5, с.16]. Еще одним фактором притяжения к стра­нам СНГ является низкая стоимость поездки благодаря географической близости, а также воз­можность безвизового перемещения.

Средняя доля распределения молдавских мигрантов по странам прибытия по итогам пе­риода 2012-2014 годов составляет: Российская Федерация – 69 %; Италия – 14%; Израиль – 3%; Франция, Турция и Украина – по 2%, остальные страны – 8% [6].

«Следует отметить, что в статистических исследованиях в области миграции и сопредель­ных с ней проблем, наличествует несколько серьёзных методологических проблем, таких как преобладание механического, описательного подхода, отсутствие анализа полученных дан­ных, и в некоторых случаях – использование противоречивых категорий исследования, на­пример в области четкого разделения категорий «мигрант» «турист», «репатриант», «студент» и т.д. Также, с 2013 года в молдавской прессе периодически появляются материалы, подверга­ющие сомнению и серьёзной критике офи­циальные данные, предоставляемые Национальным Бюро статистики республики Мол­дова… Комплекс миграционных проблем в Молдове усугубляются также тем фактом, что на сегодняшний день в стране не существует однозначного ответа на вопрос – «сколько именно молдавских граждан вовлечено в трудовую миграцию, как легальную, так и нелегальную?». В первую очередь это связано с отсутствием четкости системы миграционного учёта по стране в целом [7, c.74].

Говоря о политических и социальных эффектах, которые оказывает миграционная ситу­ация в Молдове, стоит особенно выделить вклад трудовых мигрантов в обеспечение ВВП ( Внутринни Валовый Продукт) Молдовы, а также приемлемого уровня достатка всех молдав­ских граждан в целом. Объёмы денежных переводов от рабочих мигрантов составляют не ме­нее трети ВВП Молдовы, что в денежном эквиваленте по итогам 2014 года составило порядка 1,4 миллиарда долларов США, что ставит Молдову на третье место по уровню зависимости от денежных переводов из-за рубежа, среди всех постсоветских республик [6].

Таким образом, именно такая серьёзная финансовая зависимость тем ни менее позволя­ет поддерживать определённый уровень социальной стабильности, при условии, что реаль­ный уровень доходов большинства населения внутри страны практически не растет. Соот­ветственно, меняется и социальная роль трудового мигранта внутри страны – этот статус от «вынужденного» постепенно переходит в категорию «почетного», так как человек, уехав­ший за границу, и вернувшийся оттуда с определенной суммой денег (почти всегда – в десятки раз большей, чем он мог бы заработать внутри страны) начинает восприниматься как главная опора любой семьи или домохозяйства [8, с. 46-47]. Однако, у этого процесса существует и об­ратная сторона – она заключается в увеличении социального расслоения между семьями «ми­грантов» и «не-мигрантов». «Понимание объективного факта, который заключается в том, что практически никакой труд не позволит даже относительно сравняться по уровню дохода со «средним» мигрантом, периодически приводит к социально-бытовым конфликтам. А в це­лом по стране подобная ситуация фактически усиливает миграционные настроения среди на­селения, так как происходит формирование стереотипа «успешного мигранта» которому ни­какого другого образа не противопоставляется» [7, с.75-76].

Потенциальная миграция, сформулированная как «общее желание мигрировать в буду­щем», считается высокой среди населения Молдовы. В исследовании, проведённом в 2012 году, отмечено, что 44,2% населения (главным образом молодые, образованные люди в возрасте от 18 до 40 лет) желают мигрировать, в первую очередь, в страны Европейского Союза [6].

Также стоит учитывать, что массовая трудовая миграция оказывает влияние не только на экономическую систему государства, но и на все социальные и политические ценности в об­ществе, а также на личностные установки каждого индивида в целом.

Таким образом, если исходить из посылки, что антропологическое пространство пони­мается как среда обитания и деятельности человека или «Дом», то сказанное выше свидетель­ствует о том, что наступает период в жизни человечества, когда местом для своего прожива­ния оно избирает окружающий мир без границ, землю, на которой он живет и трудится.

Подводя итоги нашего исследования, мы пришли к следующим выводам:

– Вся историко-философская ретроспектива, которая ранее часто рассматривалась с от­дельно взятых позиций или под углом зрения какой-либо философской школы или от­дельных мыслителей – сегодня может быть осмыслена в их единстве;

– Не отвергая изложенные выше взгляды о понимании сущности категории «Дом», мы утверждаем, что такие подходы к её объяснению как космологический, спиритуали­стический, коммуникативный, социологический и др. не противоречат друг другу, а взаимно дополняются;

– Изменилось традиционное понимание категории «Дом» в сознании людей населяю­щих нашу страну;

– На социальные устои общества влияет «великое переселение народов» или как сегод­ня принято говорить – проблемы миграции;

– Миграционная ситуация в Молдове зависима от политических, экономических и соци­альных эффектах происходящих в самом государстве;

– Массовая трудовая миграция оказывает влияние на все социальные и политические

 

ценности в обществе, а также на личностные установки каждого индивида в целом;

– Архетип «Дом» в сфере материальной и духовной культуры приобрёл  более глубокий, универсальный смысл, это окультуренное пространство жизни современного челове­ка, отражение всех культурных достижений эпох;

– Именно такой подход к категории «Дом» определит векториальность дальнейших ис­следований в антропологическом пространстве культуры сейчас и в будущем допол­няя их новыми фактами и содержанием.

Библиографические ссылки

  1. ЛУЗИНА, Л.М. Теория воспитания: философско-антропологический подход. Псков: ПГПИ им. С.М. Кирова, 2000.
  2. ЩУРКОВА, Н. Е. Прикладная педагогика воспитания: учебное пособие. СПб: Питер, 2005.
  3. БОЛЬНОВ, О.Ф. Новая укрытость. Проблема преодоления экзистенциализма. Введение. В: Философская мысль,2001, № 2, с.137-145.
  4. Лао-цзы Дао дэ цзин. Москва: Библиотека классики, 2015.
  5. Миграция в Молдове – краткая информация. В: Укрепление взаимосвязи миграции и развития в Молдове. Кишинев: CIVIS & IASCI, 2010, с.11-17.
  6. Migrţia forţei de munca. Sinteza. Biroul National de Statistica al Republicii Moldova. Chişinău. URL: http:// www.statistica.md/public/files/ publicatii_electronice/migratia/Sinteza_MFM_2012.pdf (citat la 24.01.2015).
  7. МАКУХИН, А.В. Современная миграционная ситуация в Республике Молдова и Преднестровье как череда «исходов» населения.Cyberleninka.ru/article/n/sovremennaya-migratsionnaya situatsiya-v-respublike-moldova-i-pridnestrovie-kak-chereda-ishodov-naselenia (citat la 24.01.2015).
  8. PANŢIRU, M.; BLACK, R.; SABATES-WHEELER, R. Migration and Poverty Reduction in Moldova. Working Paper, Development Research Center on Migration, Globalisation and Poverty, 2007.